ИСКУССТВО И РАДОСТЬ. Книги минувшего века

Повтор публикации от 2 сентября 2014 г.

300 420
wikipedia.org 
Книжный обзор — словно паззл: сидишь, а перед тобой десятки кусочков, каждый из которых непременно должен найти свое место. И если бы вы знали, сколько труда иной раз приходится положить, чтобы объединить все эти кусочки в картинку: один, другой, третий, а четвертый где-нибудь уже затерялся: казалось бы, мелочь, но без нее все идет насмарку. И как же здорово, что после нескольких дней складывания этих кусочков выясняется, что получилось не совсем то, что хотелось, — но картинка складывается сама собой. А именно так и рождается самое интересное.

Корней Чуковский. "Высокое искусство. Живой как жизнь". М., "Время", 2014

Современнику Блока и Гумилева, Чехова и Бунина, Леонида Андреева и Иосифа Бродского в советскую эпоху и повезло, и не повезло.

С его сказками в стихах мы встречаемся раньше, чем с Пушкиным, его Айболит стал воплощением добра задолго до того, как в Россию хлынул поток супергероев, — однако истинным призванием Чуковского были вовсе не сказки.

"Книги гениальные — изрытые оспинами цензуры и самоцензуры, уклончивые, хитрые, недоговаривающие, через положенное число страниц расшаркивающиеся перед издателями-идиотами, перед публикой, занесшей гневное перо для доноса— и, несмотря на все расставленные на пути рогатки, проволоки и прочие тернии — гениальные", - писала о двух главных работах уже седого Чуковского Татьяна Толстая. Первая из них посвящена переводам, но читается как увлекательный роман: Корней Иванович цитирует позабытые ныне эпосы — а заодно протаскивает в печать запретные тогда имена Бальмонта и Солженицына, смеется над досоветскими переводами — и добрым словом поминает "почтовых лошадей просвещения", остающихся в тени автора, возмущается переводами собственных сказок на английский — и произносит речь в защиту языка Гоголя.... А вторая из этих книг — о русском языке, который уже и тогда одолевали канцелярит и "неправильности" — вытаскивая на свет Божий все эти бывшие и нынешние болезни, учит внимательнее относиться к речи — особенно сейчас, когда ляпы и опечатки стали для переводов делом привычным, а в письмах вроде бы интеллигентных людей встречаются выражения вроде "наладом дышит".

Осип Мандельштам "Стихотворения". М., Эксмо, 2014 ("Золотая серия поэзии")

320 340
wikipedia.org 
Столь же сложной оказалась судьба еще одного из современников Чуковского. "Только о Мандельштаме как-то особенно "позаботилась" недобрая фея, ведающая судьбами поэтов. Она дала ему самый чистый, самый "ангельский" дар и бросила в мир вполне голым, беззащитным, неприспособленным... Барахтайся, как можешь", - писал в мемуарной книге Георгий Иванов. Мандельштаму была суждена слава одного из главных представителей акмеизма, "молодого Державина", — и горькая ссылка в Воронеж, крамольное стихотворение и пересыльный лагерь, где окончилась жизнь. В отличие от многих своих собратьев, Мандельштам вернулся к читателям сравнительно рано — пусть и ценой переделанных в шансон самых трагических своих строк. Ценители поэзии упрекают его в невнятице, в герметичности, в загадочности — и все же есть в даре Осипа Эмильевича нечто, перед чем дрогнет сердце даже завзятого поклонника "прекрасной ясности".




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Сергей Князев • 03.08.2016
Версия для печати cсылки по теме: литература, книги


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2020.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru