© 2008 Jupiterimages 
По улице большого города, осторожно переходя дороги на красный свет, иногда громко скандируя «баю-бай», везёт детскую коляску мужчина с усами. Или нет, по-другому. В городском парке, чинно объезжая трещины в асфальте, останавливаясь надолго под каштанами, чтобы попыхтеть трубкой, управляет детской коляской гладковыбритый мужчина в кашне. А ещё так – уныло бредёт в оттянутых трико молодой лысеющий мужчина, толкая перед собой коляску … Обстоятельства могут меняться – коляска остаётся. Почему-то всё чаще мой взгляд цепляется за таких мужчин с колясками. Я по скудоумию угадываю тут тенденцию трогательную, но печальную.

Улю-лю-лю!
Раздвигаются листья гигантских растений, в отверстие просовывается нахмуренный внимательный глаз. Он оценивает обстановку, ощупывает дистанцию до стайки пасущихся птицеобразных карликовых зебробобров. Их туловища богаты протеином и витамином Жы. От этих мыслей из-за листьев гигантских растений появляется ручеёк голодной слюны. В отверстие просовывается злобный бородатый человечек. Он в камуфляже – весь испачкан навозом ещё неодомашненных животных. В два прыжка он оказывается в центре стада, метко взмахивает острым кайлом, и три самых сочных зебробобра падают замертво, убитые запахом человечка.

Он отрезает по задней ноге у каждого зверька и даёт им нюхнуть нашатыря. Зверьки с визгами уносятся в заросли укропа, а человечек довольный исчезает всё в тех же листьях гигантских растений. Он спешит домой.

Home, sweet home!
До дома человечек добирается быстро – за два неполных дня. Он хочет помыться, побриться, чистые трусы и кусочек от того мяса, что он приволок. Его встречает женщина, голову и ноги которой не видно из-за огромных грудей . Она глухо приветствует его, принимается на ощупь разделывать дичь. Шумные нечёсаные дети седлают папу, просят почитать им перед сном охотничьи истории. Папа усаживает всех своих пятнадцать отроков овалом вокруг себя, читает на память какую-то героическую брехню. Тут на стол звонко брякается сковорода с гуляшом. Пока папа ест – дети присасываются к маме с разных сторон и, насыщаясь, начинают сонно сопеть.

На небо выходит первая звезда, в домах зажигаются люстры, рутинный семейный матерок плавно превращается в гнусавые колыбельные камлания.

© 2008 Jupiterimages 

Мужская трагедия
Вот так жили наши предки, когда остры были копья и топоры, универсамы закрыты на переучёт, а жёны полногруды и домовиты. И не женская вина, что теперь Кейт Мосс – образец утончённой красоты. И не мужская вина, что не нужно теперь выслеживать зебробобра. Не нужно свежевать тушу и снабжать семейство. Специально выращенную свинину можно просто купить – позор для мужчины! И ещё – в моду прочно вошли деньги, в этом главная пакость. Дело в том, что мужчина по своей натуре – охотник, эта аксиома уже набила оскомину. У него есть глазомер, вестибулярный аппарат, крепкие мышцы и нестриженые ногти, чтоб не скользить на почве. А для зарабатывания денег – эх… Сейчас нужно не это.

Гуситы протестовали против введения машин в производство. Гуситы хотели работать руками, как мужчины. Советский Союз утверждал почёт любого труда. И масса народу трудилась на заводах – как мужчины, опять же. Но сейчас в цене работёнка чистая, тёплая, желательно не руками. А мозгов на такую хватает далеко не у всех. Да и тёплых мест не так много.





ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Олег Козленков • 03.09.2008
Версия для печати cсылки по теме: характер, традиции, они о нас


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2021.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru