Фрида Кало, портрет Диего, 1937г.  
Восьмого декабря 1886 года родился знаменитый мексиканский художник-монументалист Диего Ривера по прозвищу "Людоед". При жизни увенчанный всевозможными лаврами, он объездил много стран, и везде - и в Европе, и в Америке, и у себя на родине - пользовался громадным успехом, причем не только у заказчиков и любителей его грандиозной живописи, но и у прекрасного пола. Жен и любовниц у него было не счесть, да он и не пытался.

Кстати, среди них были весьма выдающиеся женщины: достаточно назвать своеобычную, прославленную мексиканскую художницу Фриду Кало и не столь известную, но тоже даровитую художницу Марию Воробьеву-Стебельскую - его безумную русскую любовь, прозванную Маревной, в честь сказочной морской царевны. Какое-то время Диего жил в Париже с гравером Ангелиной Беловой - именно она родила ему сына, который вскоре умер. Нечего и говорить, что страсти роковые горели синим пламенем: ревность, отчаяние, драки… Иногда доходило и до поножовщины.

Вот только почему - "Людоед"? Это странное прозвище возникло в богемном Париже начала века, где нищие художники из разных краев пытались добиться славы и денег.

Приехавший туда Диего дружил с Пабло Пикассо и Модильяни и был, в общем-то, не самым плохим товарищем - спорил об искусстве, творил новые формы, пил и безумствовал, шлялся по кабакам, как остальные. И все же: "Людоед". Чем это объяснить?

Ответ простой: Диего Ривера поглощал красивых и одаренных женщин.


Диего Ривера, "Продавщица цветов" 
Поглощал он их, конечно, в переносном смысле, но от этого страдали они не меньше. Такая уж у него была прихоть. Все знали, что связываться с ним, судя по всему, не стоит, но обаяние огромного мексиканца было столь неотразимым, что бешеные романы случались как-то сами собой.

Влюбившись в юную Маревну, женатый Диего, чья подруга жизни вот-вот разрешится от бремени, начинает преследовать русскую красавицу, изводить пылкими клятвами. Друзья (среди которых небезызвестный писатель Эренбург и эсер-террорист Борис Савинков) изо всех сил стараются предостеречь наивную девицу. Но все впустую. Образчиком тактики "добродушного людоеда" Диего может служить следующее письмо, написанное Эренбургу (для того, чтобы тот непременно отнес его злосчастной художнице): "Я люблю Маревну, и Ангелина знает. Я говорил ей об этом несколько раз. Я больше не могу вынести жизни со своей женой - так или иначе, она мне уже не жена. Ребенок, которого она ждет, это несчастье, которого я никогда не хотел. Она сделала это специально, чтобы удержать меня. Поговори с Маревной. Так продолжаться не может. Она должна либо уехать, либо остаться и быть моей… Ангелина согласна на развод".




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Надежда Муравьева • 07.04.2006
Версия для печати cсылки по теме: семья и брак, секс, отношения, любовь, искусство, знаменитости


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2020.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru