"Это сегодня ночью было, около трёх! Я сам из окна видел, честное слово! – Васька ударил себя кулаком в грудь для большей убедительности. – Женщина бежит с кладбища к трамвайной остановке, а за ней мертвец! Без лица! Одни глаза в темноте светятся!"


© 2009 Jupiterimages 

У меня по спине поползли мурашки. Я встала со скамейки, взяла Милку за руку и сказала: "Ладно, пока, нам домой пора, ужинать". "Боишься, что твоя Милочка со страху помрёт?" – ядовито спросил Васька. "Ничего я не боюсь, – ответила я и пошла к подъезду, – надоел ты просто!"

Дома я засунула Милку под душ, сварила сосиски и, накормив её, уложила спать. Засыпая, Милка пробормотала: "А где у мертвеца глаза были, если у него лица не было?!" Я ее поцеловала, погладила по кудрявой головке и прошептала: "Спи, Милочка, Васька всё врёт"...

Нельзя сказать, что мы с моей младшей сестрой Милкой росли как сорная трава. Просто наши родители постоянно были на трудовом посту. Папа регулярно уезжал в командировки, а мама не вылезала из своей школы. Мама у нас была очень строгая. Ложиться надо вовремя, вставать – рано, пищу принимать – по часам, гулять на свежем воздухе – ежедневно. В общем, учительница. И хотя она целыми днями пропадала на уроках, собраниях и педсоветах, мы всегда чувствовали себя под её контролем.

Дом наш стоял на окраине Москвы – от метро минут сорок трамваем до остановки "Черкизово". Трамвай ехал мимо деревеньки, состоявшей сплошь из покосившихся срубов, и останавливался рядом со старым кладбищем. А мы жили напротив, и окна нашей квартиры выходили на кладбищенские ворота.

Именно по этой причине, когда в доме распределяли квартиры, от нашей все отказывались. В результате заводской профком предложил ее папе, рядовому инженеру, ютящемуся с семьей в девятиметровой комнате многонаселенной коммуналки. Предложение было обставлено с помпой и преподнесено как подарок судьбы. Родители мои, будучи настоящими советскими людьми, так это и восприняли, только мама философски заметила, что теперь нам нужно будет научиться воспринимать похоронную процессию как добрый знак. В любой неприятности она старалась найти что-нибудь положительное. Даже в том, что не могла нам уделять достаточно внимания. "Зато они вырастут самостоятельными людьми и друг для друга будут всегда надеждой и опорой", – говорили они грустно, но убеждённо.

В результате в свободное от учёбы время я заменяла своей сестрёнке всех родственников. Ко мне был намертво приклеен имидж "старшей" со всеми вытекающими отсюда последствиями.


© 2009 Jupiterimages 

Мама строго говорила: "в ссоре виноват тот, кто умнее", или "уступить должен старший", или "с маленьких какой спрос?" и при этом выразительно смотрела на меня. И я делала шаг вперёд. Потому что с чувством ответственности у меня всё в порядке. Забирая после школы Милку из сада, я не чувствовала себя ребёнком.




ЖЖ
facebook

 1  2 3 4 5
Страницы
Любовь Рожкова • 07.08.2009
Версия для печати cсылки по теме: игрушки, жизнь и судьба, досуг, дети, воспитание, возраст


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2019.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru