Flickr: ukshutterman 
«Севилья – башенка в зазубренной короне». Это Лорка. А наш соотечественник всегда представлял андалусскую столицу городом, где «много крови, много песней за прелестных льётся дам…». Шпага под чёрным плащом, «Я здесь, Инезилья, стою под окном». Стихотворная строчка А.К. Толстого «От Севильи до Гренады в тихом сумраке ночей…», зацепившись занозой за память, стала побудительным мотивом нашего путешествия в Андалусию.

Поехали в погоню за тенью, за ушедшим временем, под обаянием романов, написанных лет триста тому назад. Очень хотелось понять, что такого есть в этом городе, каков состав его воздуха, что самые знаменитые драмы любви и измены разыгрывались здесь?

Сердце Севильи упрятано в паутине узких средневековых улиц. Это юдерия, бывший еврейский квартал, после тотального торжества католической веры переименованный в баррио Санта-Крус, квартал Святого Креста. Здесь жил благочестивый монах и драматург Габриэль Тельес, больше известный под псевдонимом Тирсо де Молина. Здесь он сочинил пьесу «Севильский обольститель, или Каменный Гость». Из этого нравоучения возник один из самых популярных в мире литературных сюжетов.

«Дон Жуан, или Каменный гость» Мольера - самая известная его версия, благодаря которой севильский уроженец дон Хуан граф де Тенорио получил новое, французское, имя, под ним и прославился.

Каким только не изображали этого героя – и беззастенчивым и неутомимым любовником, и байроническим мизантропом в экзистенциальной тоске. Соблазнение женщины для него - часть игры со смертью, дерзкий вызов. Но все авторы – от Гольдони до Соррильи обрывали его бурную жизнь «пожатьем каменной десницы».

В то время как подлинная история севильского дона Хуана имела совершенно иной финал.


Orange 
Городской квартал Санта-Крус – сеть мощёных стертой брусчаткой улиц. В этом лабиринте и стоит под чьим-то балконом с геранями памятник дону Хуану, главному персонажу эфемерной севильской «оперно-литературной» жизни. Испанцы по-своему отплатили человеку, который умел наносить смертельные раны душе и телу: бессмертный образ отлит в бронзе на излёте земной славы. Немолодой господин с усталым лицом, рука не отпускает эфеса шпаги.

А в севильском районе Ареналь, напротив госпиталя Милосердия, стоит другой памятник - историческому прототипу. Дон Мигель де Маньяра, испанский гранд, рыцарь ордена Калатравы. Госпиталь де ла Каридад – тихое место, приют для престарелых священников. Иногда обитатели выходят погреться во внутреннем дворике больницы, где неслышно плещут два мраморных фонтана «Милосердие» и «Сострадание».

Стены патио покрыты сине-белыми изразцами с библейскими сценами. На стене ещё можно разобрать сонет: «Кем бы мы ни были, Смерть всех уравняет… А может быть, жизнь – это долгая смерть? Или же смерть – это сладкая жизнь?» (перевод условный и поспешный, нацарапанный на обложке случайного буклета). Автор – дон Мигель де Маньяра, март 1679 года.

Подлинную историю жизни дона Мигеля де Маньяры Висентело де Лека сейчас восстановить трудно. Известно лишь, что первую её половину он прожил как беззаботный гуляка, отложивший в долгий ящик помыслы о душе и вечности.




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Мария Лисина • 13.06.2007
Версия для печати cсылки по теме: путешествия, литература, история


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2019.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru