ЛЮБОВНЫЙ БРУЛЬОН. Наброски и черновики

350 380
© 2013 Thinkstock 
Мужчины что мыльные пузыри: первый всегда неудачен, второй уже лучше, но только третий по-настоящему красив и радужен.
М. Павликовская-Ясножевская


Что за странная особенность подводить итоги поздней осенью, а 1 января стремиться начать новую жизнь, в том числе, и личную. А как же старая жизнь всех видов, в которую мы вовлечены и которую стараемся прожить так, чтобы "не было мучительно больно"? И все равно почему-то бывает больно за то, что признано ошибкой. И эта ошибка, словно губка, впитала время, энергию, лучшее, что было в нас.

Убраны с тротуаров последние листья. Первый снег за окном как обещание чистого листа, на котором мы напишем, нарисуем, изобразим что-то достойное. Чай. Он горчит. Плед. Почему-то колется. Книга. Совершенно не читается. Телефон. В нем смс от него. На шее медальон. Его подарок, срочно снять. Телевизор. Как всегда, смотреть нечего. Набор одинокого вечера, в котором варишься, как бульоне, и который день думаешь о любовном брульоне. Эти два слова легко рифмуются, а настроение… какое решительное и оттого немного помпезное.

И хочется назвать прошлую любовь напыщенным французским словом - brouillon, как это делали в начале 20 века влюбленные барышни и дамы. Имея в виду всего лишь набросок, черновик.

Любовь. Её принято ждать или искать за три девять земель в тридесятом царстве. Ждать принца, самого лучшего, красивого и доброго. И никаких компромиссов в начале, потому что они приходят позднее. И ожидание это активно, а потому как-то естественно происходит "проба пера", рождающая пачку черновиков – этих любовных брульонов, которые мы отправляем на свалку памяти, в пламя свечи, на дальние ящики письменного стола. Потому что расставаться с ними хочется и не хочется, так легко и безумно трудно. Но как же может быть иначе, если эти черновики – тома романов, написанных лично в течение долгих лет.

Проба пера
Когда хотят написать начисто, то пробуют написать несколько букв, чтобы понять, хорошо ли пишет ручка. Старая практика, ушедшая в историю эпистолярного жанра. Сегодня это делают редко, потому что пишет компьютер, а мы думаем. Стереть строчку на экране монитора легче, чем разорвать лист бумаги и тем более – отношения. Потому что это была первая юная любовь, а потому самая настоящая. И обычно самая короткая. Из нее мы выходим другими – очень повзрослевшими и немного мудрыми, словно поняли о жизни всё.

630 260
© 2013 Thinkstock 

Это ВСЁ распадется на множество осколков-черновиков. Один – обида. Второй – любовь навсегда. Третий – я еще полюблю! Четвертый – неужели это и есть любовь? Пятый – я больше никому не верю. Шестой – цветок в книге. Седьмой – фото вдвоем. И так далее… Когда придет новая любовь, они уйдут или их просто выгонят из жизни.

И только на стене подъезда долгие годы будут сохраняться душевные надписи: "Любовь до гроба – дураки оба" и что-то более конкретное - "Таня + Слава=любовь". Эти любовные черновики, напоминающие надписи и рисунки в пещерах, не сразу сотрет время, потому что людям будет жаль уничтожать признания в любви.

Первый блин комом
Любить по-взрослому – это как шторм, как волна в десять баллов. Предупреждения не к чему, потому что хочется утонуть в любви. И, наверное, это правильно, ведь плот на тихой глади озера не даст того сумасшедшего счастья.




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Ольга Сокиркина • 18.11.2013
Версия для печати cсылки по теме: отношения, любовь


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2020.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru