Счастье - это не жизнь без забот и печалей, счастье - это состояние души.
Ф.Э. Дзержинский

Во времена моего советского детства не было, пожалуй, на партийном иконостасе нашей страны фигуры легендарнее и загадочнее Феликса

fsb.ru 
Эдмундовича Дзержинского. Настоящий фанатик, безжалостный чекист и палач и одновременно – романтик и благодетель, спасший от смерти тысячи беспризорников и сирот, рыцарь революции по прозвищу Железный Феликс, обожествленный коммунистической мифологией и позже, во времена перестройки, с таким же рвением заклейменный. Один памятник на Лубянке чего стоил, если кто помнит. А анекдотов сколько было! "Мы с Феликсом Эдмундовичем пропили все броневики…"

И, представьте, даже для такого противоречивого героя нашлась своя пара – Софья Мушкат, жена, друг и соратница по партийной борьбе. Женщина, которую он нежно любил, но редко видел - сначала потому, что подолгу сидел в тюрьме или мыкался в ссылке (его шесть раз арестовывали, а в заключении он провел в общей сложности 11 лет; трижды бежал), потом – потому что слишком много работы навалилось по насаждению советской власти в отдельно взятом государстве.

Варшавянка Софья Сигизмундовна Мушкат родилась 4 декабря 1882 года в семье среднего достатка. Родители запланировали для дочери музыкальную карьеру, но девочка, отучившись в консерватории, вдруг увлеклась политикой и вступила в ряды социал-демократов Королевства Польского и Литвы. Зося распространяла агитационные листовки, была членом районного, а потом городского комитета СДКПиЛ, участвовала в партийных съездах; ее неоднократно арестовывали, допрашивали, а однажды она оказалась даже в одной тюрьме с Дзержинским, о котором была не только наслышана, но с которым была и шапочно знакома благодаря партийной работе.

К 1910 году Дзержинский был уже революционером со стажем – в тюрьме сидел неоднократно, из-под следствия бежал за границу, потом вернулся в Польшу и принялся руководить подпольной революционной работой. Тут-то ему старшие товарищи по партии предложили в помощницы Зосю - стройную, черноглазую и черноволосую, и вдобавок пламенную революционерку.


newkgb.ru 
Тесные взаимоотношения заговорщиков, общая подпольная работа сплотили Зосю и Феликса – он просто полюбил ту, что была рядом, а она уже давно обмирала по известнейшему в среде нелегалов романтическому товарищу Юзефу (партийная кличка Дзержинского), слушая легенды о его побегах из ссылки, о его подвигах и мужестве.

Софье было 28 лет, Феликсу – 33 года, когда они поженились, но успели они прожить в браке всего три месяца. В ноябре 1910 года супруги расстались на долгих 8 лет: беременную Зосю арестовали по доносу провокатора и посадили в тюрьму. Феликс сходил с ума от беспокойства: "Только бы ты была сильной и все перенесла. Порой, когда думаю о тебе и ребенке, несмотря на все и вопреки всему, меня охватывает какая-то волнующая удивительная радость..."

В тюрьме Зося на месяц раньше срока родила сына Яна, настолько слабенького и болезненного, что тюремный врач был уверен: ребенок не выживет. Зося оставалась с новорожденным в сырой, холодной камере в течение 8 месяцев, бессильно наблюдая, как у ребенка развивается рахит, как он катастрофически отстает в развитии. Что она могла сделать? Только плакать вместе с ним. "Зато, когда Ясек был сыт и здоров, он своей улыбкой и лепетом доставлял мне столько радости, что она вознаграждала за полные муки и отчаяния вечера. В тяжелой тюремной обстановке, в мертвой вечерней тишине смех ребенка был ясным солнечным лучом, напоминая о радостях жизни", – вспоминала она позже.



Wikimedia Foundation 
Вскоре Зося рассталась и с сыном: его пришлось отдать в ясли-интернат после того, как суд приговорил ее к лишению всех гражданских прав и вечной ссылке в Сибирь. Отец Софьи, Сигизмунд Мушкат, пристроил маленького Ясека в семью своего брата-врача Мариана, где было четверо своих отпрысков и где опытная пани Мушкат сумела выходить больного ребенка. А Софья отправилась в ссылку, в Иркутскую губернию.

Дзержинский все это время оставался на свободе, занимаясь партийной работой, но о жене не забыл: организовал ей побег из ссылки, отправив в поселение паспорт на чужое имя и деньги. Софья устремилась в Краков в надежде увидеть мужа, но судьба была против: его самого арестовали за несколько дней до ее возвращения. Тогда она забрала Ясека и отправилась в Вену, а потом в Берн, где устроилась, нашла работу и растила ребенка, не зная, суждена ли ей еще хоть одна встреча с любимым мужем.

В октябре 1918 года в Швейцарию приехал Феликс Эдмундович, который успел освободиться из заключения, вступить в РСДРП(б), принять самое активное участие в октябрьских революционных событиях в Петрограде (он руководил захватом телеграфа и почты), и наконец - возглавить ВЧК. Тут он впервые нашел время увидеть своего семилетнего сына – до этого он знал Ясека только по фотографиям.

newkgb.ru 
Впрочем, Дзержинский требовал от Зоси писем с отчетами о развитии ребенка и интересовался даже мельчайшими деталями его жизни.

В Берне Зося, которая в последний раз видела мужа гонимым и скрывающимся подпольщиком, неожиданно оказалась женой могущественного человека. Надо отдать ей должное – она не претендовала на мужнино внимание, довольствуясь теми крохами свободного времени, которые Железный Феликс мог уделять семье. Но в 48 лет Дзержинский умер – врачи винили в роковом сердечном приступе чрезмерную эмоциональность и страстность его речи на пленуме ЦК.

Софья Сигизмундовна пережила мужа на 42 года; пришлось ей похоронить и Ясека. Она работала научным сотрудником Института Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина и аппарата исполкома Коминтерна, выйдя на пенсию, жила одна на скромной казенной квартире в Кремле, помогала овдовевшей невестке растить внуков Феликса и Федора. Умерла в 1968 году.



Иллюстрации с сайтов: fsb.ru, newkgb.ru, Wikimedia Foundation.

Мила Пригожая • 22.11.2007


© Суперстиль 2005-2018

Все права на материалы, находящиеся на сайте SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.