Наша Клава. Мечтательница Клаудия Шиффер

Вот уже двадцать лет эту чувственную и мечтательно-флегматичную блондинку из мира высокой моды сравнивают то с молодой Бриджит Бардо, то с куклой Барби, но чаще со сказочными персонажами – с Белоснежкой или Золушкой. Которая, впрочем, стала принцессой благодаря не только счастливому стечению обстоятельств, но и колоссальной трудоспособности и самоорганизации.

300 410
Wikimedia Foundation 
Клаудия Шиффер родилась 25 августа 1970 года в маленьком западногерманском городке в типичной бюргерской семье. С младых ногтей родители приучили Клау к трудолюбию и порядку. Девочка училась только на "отлично", увлекалась точными науками, побеждала в школьных олимпиадах.

Клау собиралась пойти по стопам отца и стать юристом – в любой вуз золотую медалистку приняли бы без вступительных экзаменов. Наверняка из фройляйн Шиффер получилась бы блестящая адвокатесса, если бы однажды она не поддалась на уговоры подружек и не пошла развеяться на дискотеку.

Там уже потягивал коктейль понурый представитель французского модельного агентства Metropolitan. Он уже не первый месяц колесил по городам и весям всей Европы в поиске новых лиц, но так никого и не нашёл. И вдруг он обратил внимание на белокурого ангелочка, самозабвенно кружившегося в танце.

Поначалу невинная и застенчивая девушка не на шутку испугалась. Ещё бы: подбегает какой-то взрослый дядька, рассматривает её с головы до пят, что-то кричит на ухо, пытается утащить за собой. К тому же пора домой – родители запрещали ей гулять после девяти вечера, и она ни разу их не ослушалась. Агенту всё же удалось вручить Клау визитную карточку, и та после тщательных раздумий решила-таки поучаствовать в пробной фотосессии.

Однако её мать, женщина набожная и благочестивая, не хотела ничего слышать ни о Париже, ни о фотосессиях, ни тем более о фэшн-индустрии – "ведь там одни проститутки". Агент обрывал телефон, уговаривал, умолял, обещал оплатить все дорожные расходы. Наконец мать дала согласие, и Клаудия отправилась покорять столицу мировой моды.

И тут ей снова улыбнулась удача. Один из фотопортретов юной немки приобрёл журнал Elle. Никому не известная девчушка сразу попала на обложку одного из ведущих модных изданий планеты!

Третий орешек нашей Золушке подарил Карл Лагерфельд. Он подготовил для Chanel новую коллекцию и пожелал, чтобы в показах приняла участие и "та блондиночка с обложки Elle". Затея едва не сорвалась – Шиффер совершенно не умела ходить по подиуму, и все попытки поставить ей ноги и бёдра успехом не увенчались. Но прозорливый и многоопытный Лагерфельд чувствовал, что поймал за хвост будущую "звезду" мировой моды, и милостиво махнул рукой: "Ладно, ходи так, как ходишь по улице". По воле маэстро Клаудия предстала в образе очаровательно нескладной нимфетки-провинциалочки.

350 300
Wikimedia Foundation 
Ставка на простоту и естественность оказалась верной. Шиффер подписала семилетний контракт с Chanel, чуть позже её ангажировала косметическая фирма Revlon. Ну а дальше предложения посыпались, как из рога изобилия. Вот названия лишь нескольких торговых марок и брендов, которые рекламировала Клаудия: L’Oreal, Versace, Valentino, Yves Saint Laurent, Guess, D&G, H&M, Citroёn, Fanta, Ebel, Victoria’s Secret, Mango, Salvatore Ferragamo, Escada… Она работала на износ, до обмороков, своим примером опровергая расхожее мнение, что жизнь модели легка и беззаботна.

Наряду с хваткой Синди Кроуфорд, задорной Кристи Терлингтон, инфернальной Элль Макферсон, капризной Линдой Евангелистой, надменной Кейт Мосс и неукротимой Наоми Кэмпбелл скромница Клаудия Шиффер стала одним из символов модной индустрии 90-х. Её лицо более 500 раз украшало обложки элитных журналов. Полюбили Клаудию и в молодой России, только-только начинавшей приобщаться к западным ценностям.


300 400
Wikimedia Foundation 
Когда Шиффер впервые посетила Москву, дерзкий рекламщик Юрий Грымов упросил дорогую гостью попозировать ему без косметики. На получившихся фотопортретах Клаудия напоминала нежную и романтичную русскую барышню-крестьянку, так что Грымов имел полное право присвоить проекту немного фамильярное, но доброе и тёплое название - "Моя Клава".

Ещё на заре карьеры Клаудия поставила рекламодателям и редакторам журналов условие – она готова сниматься обнажённой, но самые интимные части тела будут прикрыты. Любую другую модельку, осмелившуюся на подобные требования, тотчас бы выдворили из профессии, а вот Шиффер – пусть и к неудовольствию миллионов мужчин по всему миру – разрешили кое-что утаить от посторонних глаз. К тому же целомудрие стало неотъемлемой частью её имиджа, и впоследствии никто не решился опошлить эту сколь волшебную, столь и прибыльную сказку.

В отличие от большинства апологетов гламура, Шиффер исправно держит папарацци на голодном пайке. Её, словно провоцируя, называют "самой сексуальной", "самой желанной", "самой-самой-самой", а Клаудия в ответ признаётся, что мужчин, с которыми её связывали близкие отношения, она может пересчитать по пальцам одной руки – и это похоже на правду.

При этом поклонников у неё хоть отбавляй, и некоторые проявляют непозволительную настойчивость, тайно проникая к ней в дом. Один горе-ухажёр вламывался к женщине своей мечты каждый раз, как только его выпускали из тюрьмы. Другой молодец умудрился перед незаконным вторжением выкрасть из ювелирного магазина 124 (!) обручальных кольца – чтобы невеста сама выбрала украшение по вкусу и размеру. Совсем уж полоумная фанатка выкачала из себя бог знает сколько крови, разлила её по бутылкам и попыталась всучить кумиру этот кошмарный презент в знак вечной преданности. Но всех, пожалуй, перещеголял наш вечно пребывающий в шоке Сергей Зверев – после пластической операции он стал похож на обожаемую Клаву как брат-близнец.

В 90-х Шиффер состояла в гражданском браке с популярным иллюзионистом Дэвидом Копперфильдом. Как-то раз, ещё не будучи супермоделью мирового уровня, она пришла на его шоу, и фокусник наугад выбрал приглянувшуюся девушку на роль ассистентки из зала - так они и познакомились.

280 440
Wikimedia Foundation 
По слухам, это был фиктивный роман, грамотная рекламная акция. Злопыхатели даже припомнили интервью Шиффер, в котором та шутила, что в детстве мечтала выйти замуж за Микки-Мауса. Так или иначе, Клаудия и Дэвид расстались – у обоих был сверхплотный рабочий график, и на совместную жизнь времени не оставалось.

Потом Шиффер встречалась с бизнесменом Тимом Джеффрисом, но и этот союз быстро распался – Джеффрис был гулякой, пьяницей и картёжником. Когда его кошелёк начал истощаться, он обратился за спонсорской поддержкой к своей куда более богатой возлюбленной и получил отставку.

В новом веке Клаудия наконец-то обрела семейное счастье. Её законный супруг – британский кинопродюсер Мэтью Вон, потомок древнего аристократического рода, так что Клаудия теперь графиня – можно сказать, настоящая принцесса. У четы трое детей – сын Каспар (с ним Шиффер снималась в рекламе шоколадок Kinder) и две дочери, Клементина и Козима Вайолет.

Родив детей, Клаудия приятно округлилась, и её красота стала ещё более естественной. Теперь Шиффер может без зазрения совести побаловать себя блинчиками с вареньем а-ля рус и сладчайшим вином "Сотерн". Старается как можно больше времени уделять семье, на досуге занимается танцами и живописью, пробует себя в кино. В рекламных кампаниях участвует изредка – сейчас это для неё скорее хобби. Сама пытается стать модельером, разработала коллекцию одежды из кашемира, не чурается и бытового рукоделия – собственноручно сшила для Британского Чайного совета миленькую грелку на чайник.


280 440
Wikimedia Foundation 
Вслед за мужем увлеклась футболом, подружилась с владельцем "Челси" Романом Абрамовичем, а когда в её родной Германии проходил Чемпионат мира, Клаудия снялась обнажённой, закутавшись в национальный флаг, – так она по доброй воле решила поддержать сборную своей страны. Ещё поигрывает в теннис, много путешествует, катается на горных лыжах. Ухаживает за многочисленными животными – даже на свадьбу Мэтью подарил ей вместо обручального кольца живую черепашку (несчастный маньяк, ограбивший ювелирный магазин, наверное, умер от разрыва сердца).

Но своей главной миссией на сегодняшний день Шиффер считает благотворительную деятельность. Она является послом ЮНИСЕФ, собирает средства для жителей беднейших стран мира, особое внимание уделяет борьбе с раком молочных желёз.

На все вопросы о возрасте и неизбежной потере былой роскоши Клаудия лишь пожимает плечами: "Сорокалетняя женщина выглядит здоровее двадцатилетней. Ведь у неё было больше времени, чтобы ухаживать за своим телом".

Мудрая мысль. Сказка стала былью, Золушка стала Принцессой, а Принцесса – Королевой.

Хотя для жителей одной седьмой части Земного шара, кто в юности затирал до дыр видеоплёнки с записью модных показов, перерисовывал на кальку выкройки из западных журналов или просто пришпиливал к стене страницы из фотоальбома Юрия Грымова, она навсегда останется просто Клавой. Нашей Клавой.



Иллюстрации с сайта: Wikimedia Foundation.

Роман Широков • 23.08.2011


© Суперстиль 2005-2020

Все права на материалы, находящиеся на сайте SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.