Личная книжность. Библиотека для жизни

300 400
© 2012 Thinkstock 
"Лишают народ культуры! Книги жутко дорогие — не подступишься".

Любой из нас наверняка не раз слышал такие сетования. Отмахиваться от них нельзя. Дороговизна книг и в самом деле бьёт по карману не столько праздных любителей "что-нибудь почитать", сколько небогатых людей, для которых покупка книг — необходимость. Скажем, родителей, обречённых выкладывать сотни рублей за альтернативные и дополнительные школьные учебники. Но, как говорит один знакомый пьяница, не в том дело, что денег нет, а в том, что хочется выпить.

Часть моей домашней библиотеки составляют книги, унаследованные от родителей. Скромные двух-трёхтомники русских классиков, которые родители всеми правдами и неправдами добывали и выцарапывали в скудные на книжный ассортимент 1950-е — 1960-е годы.

Слава Богу, и спасибо маме с папой — у них был хороший литературный вкус. Они не считали возможным тратить деньги на книжную дребедень, мне не пришлось очищать полки от графоманской писанины. О чём жалею — так о том, что за многочисленными переездами пропали и порастерялись хорошие детские книжки. Взрослея, я переставал их ценить — и теперь бью себя ушами по щекам.

Дешевизна советских книжек покрывалась почти полным их отсутствием в свободной продаже. Пресловутый книжный дефицит эпохи развитого социализма — явление непростое, не объяснимое только желанием начальства отобрать себе хорошие книжки, а народу кинуть что поплоше. Многие аналитики благословляли книжный дефицит: смотрите, мол, что делается, как народ тянется к культуре, какая у нас самая читающая в мире страна!

Бездуховные советские обыватели набивали кладовки сахарным песком, гречкой и консервами, уставляли квартиры хрусталём и увешивали коврами. Духовные граждане собирали книги.

В силу неповторимых особенностей мировидения советских людей любой дефицитный товар рассматривался ими как помещение капитала. Книги считались одновременно вложением капитала реального, денежного, высоколиквидного (все знали, что дефицитные книги дороги и что при случае их можно выгодно продать), и духовного — самим просветиться, детей приохотить, внукам завещать. Ровными шпалерами вдоль полок выстраивался книжный дефицит — авторы всех времён, племён и наречий.

Когда дефицитом стали не книги, а деньги, многое с большим опозданием прояснилось.

630 260
© 2012 Thinkstock 

Собирание "книг как таковых", подхлёстываемое атмосферой дефицита и ажиотажа, приводило к проникновению в домашние библиотеки так называемого макулатурфактора. Многопудовые собрания, в которых высокая классика стояла и лежала вперемешку с серятиной и однодневной галиматьёй, одним своим видом отпугивали потенциальных читателей-собирателей — их корешки, блестевшие, как копья македонской фаланги, резали глаз и давили на мозг. Чтение всего этого добра откладывалось на неопределённое время. Собиратель удовлетворялся чувством формального обладания, как утомлённый султан, добавивший в свой гарем очередную красотку, но не имеющий сил и времени её "осчастливить".

Реакция молодёжи на собранные предками книжные запасы оказывалась далеко не всегда положительной. В подборе книг домашней библиотеки выражались вкусы и предпочтения собирателей старшего поколения. Посредством навязанного домашнего чтения ("Что мне нравилось, то пусть и им нравится!") люди пытались воспроизвести в детях и внуках самих себя. В большинстве случаев — безуспешно. Почему?




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Андрей Кротков • 23.11.2012
Версия для печати cсылки по теме: мысли, культура, книги, досуг, дом, взгляд и позиция


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2019.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru