АРИСТОКРАТИЧНАЯ ХУЛИГАНКА. Скульптор Нина Нисс-Гольдман

320 400
wikimedia.org 
Грустен и весел вхожу, ваятель, в твою мастерскую:
Гипсу ты мысли даешь, мрамор послушен тебе…
А.С Пушкин

Эти строки великого поэта можно отнести и к уникальной женщине – скульптуру Нине Ильиничне Нисс-Гольдман.

Нина Рындзюн (такой у будущей художницы была девичья фамилия) родилась в Ростове-на-Дону 1 октября 1892 года.

Отец Нины – Илья Гилелевич Рындзюн – был известным врачом. Он закончил Императорскую Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге, а в 1885 году обосновался в Ростове-на-Дону, открыл частную практику и стал большим специалистом по водолечению. Знатоки утверждают, что пациентом Рындзюна был и А.П. Чехов.

Женился И.Г. Рындзюн довольно поздно (почти в 40 лет), но зато, надо полагать, весьма удачно. Его жена Матильда Борисовна не только была моложе супругу на 13 лет, но еще стала его незаменимым помощником в делах. В семье родилось четверо детей – кроме Нины были еще две сестры и брат Владимир. Нина по какой-то одной ей известной причиной увлеклась изобразительным искусством.

С 14 лет Нина училась в частной студии в Киеве, где постигала навыки ваяния. А потом несколько летона провела в Париже, гдеобучалась и работала в "АкадемиРюсс" (знаменитой Русской академии живописи и скульптуры). Ее окружали сплошь легенды и таланты – А. Модильяни, О. Цадкин, Э. Бурдель, П. Пикассо, А. Архипенко, П. Боннар, Х. Орлова, Х. Сутин и другие. В 1915 году Нина вернулась в Россию. А в 1926 году по совету маститого художника и педагога В.А. Фаворского два года провела в Италии в творческой командировке.

Работы Н.И. Нисс-Гольдман потрясают своей необычностью. Они "не женские" по манере исполнения. У них может не быть явного портретного сходства с натурой, но зато проступают характеры и внутренняя суть тех, кого она ваяла.

Изображала Нисс-Гольдман самых разных людей, нередко весьма знаковых для своего времени, но при этом зачастую неоднозначных и противоречивых. Думается, что именно эта неординарность и даже некоторая одиозность были интересны мастеру в моделях.

Она лепила Иосифа Сталина (эта работа хранится в запасниках Русского музея) и писателя Солженицына (в 1970 году), поэта Валерия Брюсова (он позировал ей в 1924 году незадолго до смерти, и его гипсовый портрет хранится в Третьяковской галерее) и революционера Якова Свердлова (его она выполнила в примитивном стиле – в виде каменной бабы), писателя Константина Паустовского и летчика-героя Николая Гастелло, всемирно известного Антуана де Сент-Экзюпери и опального Андрея Платонова, ткачиху-многостаночницу Евдокию Виноградову и многих других. Ей позировал и партийный деятель Александр Белобородов. Это он в 1918 году подписал решение о расстреле царской семьи, а затем сам был репрессирован и расстрелян в 1938 году. По свидетельству художника и реставратора Татьяны Хвостенко, Нина Ильинична описывала лицо Белобородова (который по ее словам на самом деле был Вайнсбарт) как "довольно добродушное курносое и легкомысленное" и со смехом вспоминала, как тот требовал у секретарш "чая и чего-нибудь к чаю". А потом добавляла: "Никто бы не подумал, что этот белобрысый курносый мальчишка и есть тот, кто убил царя великой страны".

630 300
wikimedia.org 

Участвовать в выставках Н.И. Нисс-Гольдман начала в 1915 году. Ее работы многократно экспонировались не только в Москве, но также на территории бывшего СССР и во многих зарубежных странах. Специалисты утверждают, что невозможно точно назвать число выставок, где были представлены скульптуры мастера.

Сейчас произведения Н.И. Нисс-Гольдман занимают почетное место во многих музеях, в том числе в Третьяковской галерее в Москве и в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге, а портрет Свердлова находится в запасниках Музея этнографии в Ростове-на-Дону.

Более 40 лет Н.И. Нисс-Гольдман занималась преподавательской деятельностью и всегда с радостью поддерживала творческую молодежь. Вообще вокруг нее любили собираться самые разные люди. Она завораживала и притягивала их, как магнит железо. Сейчас нечто подобное назвали бы харизмой. Окружающие были рады быть хоть в чем-то полезными Нине Ильиничне. Эльвира Менжерицкая вспоминала, как, работая заведующей отделом в библиотеке Московской Организации Союза Художников (МОСХ), носила книги домой к Нисс-Гольдман пачками – у той уже недоставало сил добраться до библиотеки, а читать она обожала.


280 450
wikimedia.org 
Даже в весьма преклонном возрасте Нисс-Гольдман не теряла интереса ко всему, что происходило вокруг. На одной из фотографий, сохранившейся в частном архиве, она запечатлена на открытии выставки своего друга, художника-авангардиста Льва Бруни.

Нина Ильинична никогда не стеснялась сказать то, что думает по тому или иному поводу. Делала она это в чрезвычайно остроумной манере, припечатывая "бездарей от искусства". При этом говорить с ней можно было на самые разные темы. Но о себе она предпочитала не распространяться. Она не искала славы, не стремилась к популярности. Однажды Э. Менжерицкая попросила Нину Ильиничну рассказать про Модильяни. И та, со свойственным ей юмором и резкостью, ответила: "Пожалуйста. Мы жили в одном дворе. Ходили в одну столовую. Может быть, пользовались даже одним туалетом. Вот и все, что я могу рассказать о Модильяни.

Наверное, если бы за Ниной Ильиничной взялись записывать, то вышел бы сборник афоризмов – она была умна и остра на язык. Например, она говорила: "Социализм возможен только при матриархате".

Одевалась Н.И. Нисс-Гольдман просто, могла годами носить одно и то же пальто. Казалось, что внешность ее не интересовала. Однако всегда она была тщательно причесана и производила впечатление "дамы из высшего света". Зарядку и тому подобные вещи, направленные на поддержание физического тела, считала делом бесполезным. По воспоминаниям Э. Менжерицкой, в Нисс-Гольдман "сочеталась аристократичность с нарочитым хулиганством, высокомерность с доброжелательностью". Литературовед В.Я. Мордерер писала про Нисс-Гольдман, что та была "охоча до новых книг и впечатлений", а еще называла ее "немногословной, философической и ехидной Нисс".

Жила Нина Ильинична в "Городке художников" – так назывался комплекс на улице Верхняя Масловка в Москве (там обитали и работали представители творческих профессий советского искусства), в доме № 1.

Писатель Дина Рубина была так очарована Ниной Ильиничной, которую хорошо знала, что сделала ее прототипом своей героини в книге "На Верхней Масловке".

"Она – личность громадная. Я могу сейчас перечислить – талант, ум, чувство юмора… но этими качествами обладает изрядное число людей. Необходим еще некий удельный вес личностного начала, самобытность, особая витальность– то, что делает человека выходящим из ряда остальных людей", – в одном из интервью говорила о Нисс-Гольдман Рубина. И этими незаурядными качества женщина-скульптор обладала в полной мере. По свидетельству Д. Рубиной, Нина Ильинична была очень крупной дамой "с мощными руками, большим носом". И голос у нее был басовитый. В жизни она напоминала актрису Ф.Г. Раневскую.

Мужем Нины Ильиничны стал математик Александр Гольдман. У супругов родилась дочь Нисс Александровна Гольдман (Пекарева). Впоследствии она стала архитектором и специалистом по истории и теории архитектуры.

Н.И. Нисс-Гольдман прожила долгую и непростую жизнь. Не стало Нины Ильиничны 30 января 1990 года. Говорят, что именно в это время свет увидела повесть Дины Рубиной "На верхней Масловке"…



Иллюстрации с сайта: wikimedia.org.

Мария Морозова • 23.09.2015


© Суперстиль 2005-2018

Все права на материалы, находящиеся на сайте SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.