Мосты в Питере. Развод в масштабе города

260 460
© 2009 Jupiterimages 
Последний раз я видел, как разводятся мосты, не помню когда… И видел ли, тоже не помню. Но всё же кажется, что видел, не мог не видеть. Наверное, году в 1978-м, когда закончил школу. Ну, конечно, я видел, раз я жил в этом городе, где река сонно сопит, как кашалот. Или я придумал то, чего я не видел, но мог.

Когда в Питере разводят мосты между двумя берегами, словно обрывами или непрерывностью, как будто интервал глубиною в пропасть или октаву, которая дышит сыростью…

На набережную устремляются толпы. На автобусах, машинах, идут пешком, прилетают на мётлах и других средствах перемещения в пространстве, чтобы полюбоваться на то, что бывает раз в жизни.

Река, маслянистый блеск воды, тихий ропот волн. Очертания ночного города проступают в пунктирах огней. Ночной Питер, словно изнанка дневного.

Ночь освободила от оков людской поток, вышедший из берегов и затопивший берег. И, кажется, будто всё перевернулось вверх дном. Река наверху, а город в бронзовой позолоте подсветки, тени домов, лодок, катеров, речных трамвайчиков, призраки людей, отражённые в воде. И кто куда смотрится, не ясно, не явно. Всё словно подернуто речной, ненадёжной, влажной, сонной зыбью. Всё не явь, не сон, а будто одурь.

Ведь днём город у Дворцового моста был обыкновенный, привычный, примелькавшийся. А сейчас он настоящий, а не мнимый, незримый, вдруг проступает, как будто белый прямоугольник фотографической бумаги опустили в проявитель.

Он – весь праздничный, карнавальный, почти Венеция, но не она, а только осторожный намёк, очерк, оклик. Голубая прожилка венецианской лагуны в лёгком трепете вечерних сумерек видна даже ночью. А здесь всё: тени, углы, печальные ухмылки кариатид, гранитная тяжесть набережной, погружённой в расплавленное железо ночи, – несколько грубее, приземлённей, скованней, словно всадник Паоло Трубецкого придавил к земле своей непомерной тяжестью коня.

И ощущение счастья более хрупкое, потому что скоро наступит утро, а потом будет долгая осень, а потом зима, а потом, может быть, лето или не лето наступит вовсе, и это тёплое дыхание сумерек, сонное или с похмелья помаргивание звёзд, словно никогда не повторится.

Питер словно отчаянно вырывается из серой беспробудной обыденности и не может никак вырваться из этого плена. Но, словно огненные ладони, мост, дрогнув, будто не веря в то, что это возможно, расходится в разные стороны. И Нева, словно женщина, с которой сползает покров, обнажает свою зябкую наготу. И город вырывается из плена гранитного века.

630 260
© 2009 Jupiterimages 

Недвижно, как стрелки часов, размыкается время. И фонари, повиснув на фонарных виселицах своих теней, словно в последний раз перед смертью, озаряют тёмное зеркало воды вспышками давно потухших звёзд.

И звёзды смотрят откуда-то снизу, из бездн, а небо медленно разжимает пальцы рук, стиснутые на горле у пешехода, спешащего с левого на правый берег или обратно, из будущего в прошлое. Речные трамваи и лодки устремляются в это разомкнутое время и пространство, словно на два часа появилась возможность сплавать на лодке Харона в Аид, а потом вернуться обратно.




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Игорь Михайлов • 27.11.2009
Версия для печати cсылки по теме: настроение, мысли, города, взгляд и позиция , архитектура и строительство


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2020.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru