Писатель и врач. Антон Павлович Чехов

310 300
Wikimedia Foundation 
Самое непостижимое в жизни Чехова – сама его жизнь, начавшаяся 150 лет назад в "теневой столице империи", городе Таганроге.

О Чехове непрерывно пишутся книги, статьи, снимаются кинофильмы, ставятся пьесы. Чехов переводится на десятки языков. Крупные писатели объявляют его своим литературным учителем. Критики в его рассказах и повестях выискивают сходства и различия между ним и классиками европейской литературы. Но никому не удается резво и окончательно разобраться в том, каким образом удалось высокому мальчику из таганрогской обывательской семьи стать писателем такой глубины и силы, что большинство его произведений не то что потерялись в бурях и катаклизмах двадцатого века, а – напротив! – оказались остро востребованными и в веке двадцать первом.

Обвиняют – и справедливо обвиняют! – в невероятном успехе самого Антона Павловича. Его "железный характер", его "страшную волю", его "огромную работоспособность", его "врожденный талант" видеть и запоминать то, что с помощь острого его пера превращалось в десятки блестящих рассказов и повестей.

Врач по специальности и призванию, он всегда категорически отрицал, что в его рассказах и повестях есть хотя бы намек на что-то врачующее "острые болезни общества". Мастерством своим писатель должен только показывать, а быть в сочинениях назидательным доктором, указывать, что и кому надо делать, чтобы вылечиться, не должен.

А настоящий врач (по призванию) обязан ездить по расхлябанным холерным дорогам, лечить людей в сумеречных деревнях и осуществлять врачебную практику в своем флигеле в Мелихово, где теперь приятный музей, показывающий посетителям, какими инструментами пользовался Чехов-доктор, превращавшийся в Чехова-писателя тогда, когда был свободен от приема больных.

Писал он еще и тогда, когда был свободен от приема гостей. Этих гостей были в его доме в Мелихово толпы. "Спали на диванах и по нескольку человек во всех комнатах, - вспоминал его брат Михаил, - ночевали даже в сенях. Писатели, девицы – почитательницы таланта, земские деятели, местные врачи, какие-то дальние родственники, званые и незваные, толпились у него по целым неделям".

350 260
Wikimedia Foundation 
Страдал ли он этого многолюдства? Да, страдал. "С пятницы страстной у меня гости, гости, гости… и я не написал ни одной строки". Тем не менее с юности, когда он только приехал из Таганрога в Москву, до самых тяжких последних месяцев жизни страсть к бесконечной веренице "лиц и людей" оставалась все той же юношеской страстью. "Был сейчас на скачках…", "Ел, спал и пил с офицерами…", "Хожу в гости к монахам…", "Пил и пел с двумя оперными басами…", "Бываю в камере мирового судьи…", "Был в поганом трактире, где видел, как в битком набитой бильярдной два жулика отлично играли в бильярд…", "Был шофером у одного доктора…"

Не этой ли незавершившейся очереди судеб и характеров, профессий и нравов обязаны мы, по выражению К. И. Чуковского, созданием "грандиозной энциклопедии русского быта восьмидесятых и девяностых годов, которая называется мелкими рассказами Чехова"?




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Владимир Вестер • 28.01.2010
Версия для печати cсылки по теме: литература, имена , знаменитости


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2018.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru