Timeshare 
Писать о нем невозможно, его можно только видеть. Огромный голубоглазый младенец-бог. Миллионы лет лежит он в своей люльке, закинув ручки за голову, и смотрит, как восходит солнце, как ластиться к его телу луна, как в далекой дали рождаются искорки звезд, как чертят в небе загадочный чертеж кометы, спешат в голубом мареве веселые птицы.

А на берегу смешные крохи-люди творят ему молитву. Его слух его будоражат миллионы наречий - певучих, гортанных, свистящих, дерзко знакомых. Они строят свои города, и красивые гордые корабли заходят в их порты. Но время безжалостно к людям, и когда он моргает от яркого света, на месте людских поселений возносятся горы, шипят желтые пески. Так проходит время.

Однако сейчас для меня время остановилась. Застыла в теплом мареве белая чайка, старенькие "Тиссо" перестали меланхолично тикать. Я сижу, свесив ноги с изьеденной временем деревянной палубы, котята-волны играют с моими стопами, соленый ветер целует губы, и синяя даль гипнотизирует, заставляет сидеть не шевелясь, покорно смотреть на ее великую силу.

А в пяти метрах, в маленьком бунгало, сладко спит она. Маленький океан. Я знаю ее уже полтора года. Наша встреча была молнией в ночную грозу. Я стоял - хмурый, злой в конце очереди продуктового магазина. За молодой мамой с карапузом лет четырех. Этот человечек величиной с крупного вставшего на задние лапы кота, потянувшись на цыпочках, смотрел на витрину, как маленький Колумб. Она взглянула на то, что он рассматривал, и в следующую секунду уже две пары жадных глаз смотрели в глубь витрины. Малыш явно воспринимал мать как равную, он кивнул ей, как сообщнику, и пустил в свой мир, в свое важное исследование.


Free-StockPhotos.com 
Увидев мой заинтересованный взгляд, она сказала: "А салака такая страшная, бррррр. Он так интересно видит мир, я захотела понять, как. Но у меня не очень-то получается…"

Потом мы вместе купили тощую советскую камбалу… Эта женщина вошла в меня сразу и навсегда.

Она спит, а я вспоминаю и смотрю на океан…

Вот она первый раз у меня в гостях, мы на брежневской маленькой кухне пьем чай из стареньких чашек. Она забралась с ногами на табуретку и затихла, глядя на полустершийся рисунок на своей чашке. Мишка с надписью "Олимпиада-80" обречен вечно улыбаться, непонятно чему.

"Слушай, - улыбаюсь и я, - шел себе Мишка по лесу, ни о чем не думал и вот теперь задолбался стоять на одном месте, мне его жалко. Давай разобьем чашку, говорят бить посуду - к счастью. Освободим мишку, плюс счастье получим!"

Первый раз в постели с ней. Она захлестнула меня, и я погас в ней. Она тихо лежала, обняв меня, как всегда о чем-то думала и молчала. И в этой тихой темноте наше дыхание, жар любви, и ее шепот с хрипотцой, еле уловимой: "О, господи, это прекрасно".

Она все делает просто, легко, естественно. Кассирши, глядя на нее, такую открытую, полную жизни, начинают улыбаться, и даже дворовые коты, существа умные и многое повидавшие на своем веку, как матросы дальнего плавания, при виде ее бросают неотложные драки и неотрывно смотрят ей вслед.


The Sovereign Islands 
Через неделю мы обменялись ключами. Зимой решили копить на эту поездку. И вот мы на берегу океана, в объятиях под южными замысловатыми созвездиями, шумный восточный рынок, и счастье оттого, что любимый человек рядом. А ведь сначала мне так не понравился перелет. Эти странные кресла в самолете, плотный воздух, круглые окна с географической картой за ними. Дурацкие кресла…

"Молодой человек! - кто-то настойчиво стучит по плечу. - Да сколько можно вам говорить - передайте за проезд. Ну вот, возьмите свою сдачу с пятидесяти". Неприятная тетка безжалостно, как дятел, стучит по плечу. Город за пыльным стеклом стремительно обретает плоть, пахнущую бензином, множеством людей, несбывшимися надеждами.

Водитель держит руку под невероятным углом, резкий звук тормозов, некрасивый передок камаза. Глупо умирать под матерный вопль водителя. Грустно так умирать. Лист металла рвется с громким противным скрипом. Ставшее в одну секунду невероятно тяжелым тело врезается в кресло, ребра ломаются глухо, и почти не больно. Мир гаснет очень быстро. Боль уходит. Приходит тишина.

"Проснись, у тебя дурной сон, милый. Идем быстрей, приплыли дельфины, посмотри, они играют возле самого берега! - она стоит надо мной, радостно смеется. - Идем, а потом я хочу попробовать осминога, идем быстрей!"

Мерно тикают старенькие "Тиссо".



Иллюстрации с сайтов: Timeshare, Free-StockPhotos.com, The Sovereign Islands.


ЖЖ
facebook

Дмитрий Сметанин • 29.03.2006
Версия для печати cсылки по теме: секс, путешествия, отношения, любовь


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2019.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru