МИР, В КОТОРОМ... Осенние книги

Повтор публикации от 5 октября 2011 г.

280 430
Wikimedia Foundation 
...И снова приходит осень — поэты вдохновенно вострят перья, школьники торопятся в школы, а мир вокруг снова погружается в странное состояние, навевающее одновременно тоску и ожидание чего-то необычного, чего не бывает ни в какое другое время. Кастанеда однажды сказал, будто сумерки — это трещина между мирами, и кажется, что подобная же "трещина" возникает в сезон урожая, дождей и тускнеющих вечеров, в которые нередко случаются чудеса.

Георгий Иванов "Стихотворения". Москва, "Эксмо", 2008 (Золотая серия поэзии).

Используя расхожую фразу, можно сказать, что если бы русская эмиграция не дала литературе ничего, кроме Георгия Иванова, она и тогда была бы достойна упоминания. И нынешнее поколение словно бы отдает долг забытому в СССР поэту: массово издаются его стихи и проза, вышла биография в ЖЗЛ, а в Литературном институте ученику и другу Гумилева посвящен целый цикл лекций.

Его талант, как ни странно, полностью раскрылся лишь за границей — хотя Парижа и Ниццы в его стихах очень мало.

Россия счастие. Россия свет.
А, может быть, России вовсе нет.

И над Невой закат не догорал,
И Пушкин на снегу не умирал,

И нет ни Петербурга, ни Кремля -
Одни снега, снега, поля, поля...

Пожалуй, это тот случай, когда долго и много говорить не стоит, тем более что к Георгию Иванову мы еще вернемся. Можно сказать только одно: откройте эту книгу на любой странице, прочитайте одно или еще лучше два, три стихотворения — и если вы любите меланхолично-философскую лирику в духе Тютчева или Бaратынского, то на вашей книжной полке, скорее всего, появится и этот изящно изданный томик.

300 400
Wikimedia Foundation 
Лидия Вертинская "Синяя птица любви". Москва, "Вагриус", 2004.

Другим "певцом эмиграции" стал замечательный шансонье и актер Александр Вертинский, ставший легендой не только в эмигрантском Париже или Шанхае, но и на родине — к его песням впоследствии обращались Валерий Ободзинский, Борис Гребенщиков и даже Владимир Высоцкий.

Увы, мемуарной литературы о Вертинском в нашей стране не так много — разве что издававшийся еще в перестройку сборник "Дорогой длинною". И тем ценнее вышедшая несколько лет назад книга его вдовы — грузинки Лидии Циргвава, известной нам как прекрасная Анидаг из киносказки о Королевстве Кривых Зеркал.

Почитатели Александра Николаевича и его семьи найдут в ней немало ценного. "Когда я умру, ты будешь любить меня еще больше" — писал он жене, но в их отношениях не было ровно ничего похожего на картину "Неравный брак" или фильм "Анна на шее". И пересказывать письма, опубликованные в книге, или случаи из жизни, рассказанные Лидией Владимировной, бесполезно, ибо они как ничто другое открывают нам тонкую душу человека, которого правоверные поэты называли "символом разложения" — и оказались благополучно и заслуженно забыты, в то время как Вертинского любят и до сего дня.




ЖЖ
facebook

 1  2
Страницы
Сергей Князев • 11.10.2016
Версия для печати cсылки по теме: осень, книги


Мобильная версия
Поиск по женскому журналу:






© Суперстиль Женский журнал 2005-2020.


архив // темы // авторы // дайджест // пишите нам // подписка (rss) // реклама

Все права на материалы, находящиеся на сайте женского журнала SuperStyle.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на SuperStyle.ru обязательна.

– на правах рекламы


Rating@Mail.ru